Лошадь, проживающая по адресу.

Она тяжело вздохнула, раздувая теплым воздухом опилки. За стенами конюшни заунывно выл морозный декабрьский ветер. Холодно! Надоевшая боль в воспаленных суставах не давала стоять, и она легла, рискуя не подняться. Холодно и тревожно от тяжелых предчувствий. Отзываясь на ее переживания, заныло в правом боку – забеспокоился жеребенок. Носила она в этом году тяжело. Столько событий! Тягостных и непонятных.Временами, засыпая, она видела обрывки своей жизни, и тревожно вздрагивая, открывала глаза. Она боялась спать, несмотря на то, что рядом в деннике очень мирно перетаптывался жеребец, а дальше спокойно перефыркивались две кобылы. Вроде бы, после всех злоключений, теперь, когда она живет уже два месяца на этой конюшне, все должно быть хорошо, но тягостное ожидание не оставляло ее ни на миг. Трудно доверять людям, они такие непредсказуемые.

Она забылась тревожным сном и почти расслабилась, и поплыли картины…
Молодой кобылой она, красивая вороная без единой отметины идет в табуне. Солнце, ветер и ноги сами несут вперед, забывая о сочной траве. Сколько сил и радости в этом беге и хочется, взмахнув густой гривой, взлететь за облака. Встрепенулся и сорвался с места, вслед за вороной красавицей весь табун. И загудела земля от топота, и понеслось в поля восторженное ржание.
И вдруг, не ветра свист, а гул кнута и резкая боль по крупу. Пот уже взбился в мыло, падает кусками под ноги, вся кровь в глазах, и ничего не видно. Изо всех сил, напрягая больные мышцы, уставшая она тянет в гору груженую телегу. Грубый окрик понукает вперед, а она итак старается, как может.

Однажды ее украли и гнали до изнеможения, а потом бросили привязанной в лесу. Она стояла долго без еды и воды, пока не оборвалась веревка и она, шатаясь от слабости, нашла ручей с холодной водой, и жадно припав к нему долго, долго пила воду и никак не могла напиться. С тех пор ноги стали словно деревянные, копыта ступали по земле, как по раскаленным углям, и острая боль при каждом шаге уходила в суставы, а закаменевшие мышцы не слушались вовсе. Не то, что груженую телегу, себя с трудом передвигая и свой уже потяжелевший живот.
Слово «Мясокомбинат» знали все обитатели колхозной фермы. Точнее знали ощущение ужаса и безысходности своим шестым чувством. И оно прозвучало над ней впервые, когда она стояла, привязанная на цепь рядом с коровами. Ее тогда редко отвязывали и выпускали в леваду, и тяжелая цепь, врезаясь в нежную кожу шеи, была нестерпимой, раны под цепью гноились, и она устала отмахиваться от мух. В какой-то момент, рванувшись с привязи, она задней ногой попала в пустоту и в тоже мгновение со скрежетом железа, ее что-то потащило в сторону, натягивая цепь на шее, как удавку. Дикая боль рвущихся мышц и ужас вырвал из ее груди страшный крик, и это нечто перестало лязгать и рвать ее на части. Выключив транспортер, к ней подбежали люди, и тогда она впервые услышала: «Мясокомбинат». Но почему-то тогда ее пощадили. Женщина, ухаживающая за коровами, заботливо обрабатывала ей раны, и потихоньку она отлежалась и поднялась.

Весной ее выпустили на пастбище. Никому особенно не нужная, она болталась возле села, доверчиво тянув свою морду каждому, кто протягивал руку с угощением или хотел погладить. Пока однажды не подошел мужчина, набросил веревку и не повел ее куда-то. Она пошла, ее всегда куда-то водили властной человеческой рукой: на ферму, на работу, на водопой. Но пошли они почему-то в лес, в овраг и человек начал ее привязывать веревкой, так растягивая между деревьями, что она не могла уже пошевелиться. Человек, связав ее, куда-то ушел, а она своими влажными, темными глазами все еще спокойно смотрела ему вслед, ожидая. Время шло, стало темнеть и она начала волноваться и тихонечко ржать. Вдруг на это ржание из кустов прямо ей под ноги выкатился рыжий спаниель и начал звонко лаять. «Тоша, Тоша!» — раздался девичий голос и, продираясь сквозь кусты, появилась хозяйка спаниеля. Она так рада была, видеть эту девочку! И ее собаку, хотя всю жизнь собак не любила и побаивалась, и ее родителей, прибежавших к ней на помощь, и всю эту суету вокруг, пока ее распутывали, чему-то возмущаясь, чему-то радуясь и, наконец, отвели домой.

Но на ферме поселилось, то самое тягостное ощущение ожидания чего-то страшного. Каждую неделю соседки коровы целыми группами грузились в машины и куда-то исчезали. В воздухе постоянно звучало то самое слово «Мясокомбинат». Пришел день, когда и за ней пришли и стали загонять по трапу в эту вонючую темную нору. Устало и обреченно она смотрела из машины, на проплывающие мимо поля, фермы и копошащихся возле них людей.
Но выгрузили ее во дворе какой-то конюшни. Вокруг не коровы, а кони, да какие красавцы! Ухоженные, нарядные, по всему видно довольные жизнью. Люди собрались возле нее, все время, восклицая: «какая Красавица»! она теперь слышала все время только это. Но когда через несколько дней, ее начистили, оседлали, надели украшения и выехали в лес на прогулку, она с ужасом обнаружила, что все проблемы с ее ногами набросились на нее с новой силой. И на следующий день она не то, что идти, а и встать не смогла. Печально качая головами, вокруг нее опять собирались люди, смотрели копыта, щупали ноги, и сердце начинало уже привычно сжиматься от тягостного предчувствия. И оно прозвучало: — « Мясокомбинат»…

Декабрь! Холодно! За стенами вьюга. В конюшне уютно и тепло и так не хочется туда – в НИКУДА! Она опять вздохнула, попыталась расправить больные ноги. С трудом ей удалось подняться. Сосед жеребец сочувственно дохнул ей в морду и отвернулся подобрать сено. Неужели завтра все закончится? Тяжелая долгая ночь, а пролетела так быстро.
И был трап, и была нора в машину, и проплывали мимо теперь большие дома, автобусы и много людей. И были ворота, выхода из которых нет! Паника, ужас и уже не за себя, а за существо, бьющееся под сердцем, как будто он тоже слышал этот запах крови и непонятной гари, и пытался вырваться и побежать, хоть раз в жизни за убегающим ветром.

ОСТАНОВИСЬ МГНОВЕНЬЕ! В жизни все бывает. Черную Красавицу на машине, заехавшую за роковые ворота, увидел Человек. Не просто купить мясо на мясокомбинате в живом виде, но он купил. Зачем? Не на все вопросы – есть ответы, в варианте, доступном большинству. Человек не имел фермы, а только небольшой дом. Он мог лошадьми любоваться, но боялся к ним подходить. Так случилось, они встретились взглядами. И Человек вырубив в доме окно, дал ей возможность жить. Теперь она, прогулявшись по двору, по трапу поднималась в теплый и уютный денник, обклеенный обоями и с люстрой на потолке. Здесь же под сумасшедшие трели соловьев и аромат душистой сирени, заглядывающей в окно, она привела на свет гнедого с белыми ножками жеребенка.
Вечерами, когда горит свет, а в окне маячит фигура огромной черной лошади, люди вокруг говорят: «это – Лошадь, проживающая по адресу».

Опубликовано 13 Мар 2011 в 14:10. Перейти в Архив статей

Метки: , ,

Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.