Бульдоги

Когда и почему, вместо одного щенка английского бульдога, их стало двое, я никак не могла вспомнить. Да, месяц назад, ко мне на работу приезжала заводчица, и горестно сетуя на «не пруху» сообщила, что будет усыплять щенка, так как уже два месяца борется за его жизнь, результата нет, а смотреть на его страдания нет никаких сил, да и особого смысла.Тяжело смириться с последним приговором, даже если ты не знаком и никогда не видел обреченное животное. Но, действительно, иногда такой выход из ситуации бывает наиболее гуманным по отношению к страдальцу. Но сейчас речь шла о молодом создании, и меня волной начинало захватывать знакомое чувство: «А может быть…»
Я часто оказываюсь в подобной ситуации, это не то чтобы азарт и не удовольствие, но непреодолимое желание попробовать спасти, именно того, кто обречен и все «инстанции» решили: «шанса нет». Хорошо, если все закончится победой, а если нет? Тогда боль и слезы от потери самые настоящие. Зачем мне эти «американские горки»? каждый раз клянусь себе, что больше никогда в жизни не свяжусь. Закрою уши и глаза, пройду мимо, ничего не знаю. И как запойный алкоголик, опять срываюсь.
— а может, ты попробуешь, так-то и вот это.
— да, уже все делала. Тяжелая форма пневмонии с астматическим синдромом, с осложнениями на сердце. Сама знаешь «англичане» и так «дыхалкой» и сердцем похвастать не могут, а с этого точно толку не будет, два месяца на спреях для астматиков сидит и задыхается. Все. Решено!
Потоптавшись на месте и очень живо представив себе реакцию своих, которым я многократно клялась, что больше никогда и никого, набираю воздух и как в прорубь выдыхаю: «ну, давай, привози. Попробуем».
Так получилось, что сразу его почему-то, не привезли. Толи щенку стало легче, толи в делах замоталась хозяйка. На меня же навалились всевозможные проблемы, и в своем перенасыщенном графике я почти забыла об этом разговоре.
Но в один прекрасный день на пороге «Биоветцентра» появились подруги с огромной сумкой, из которой выглядывали две улыбающиеся собачьи морды. Да, щенка с пневмонией помню, но что за амнезия, кто и почему второй? Я как-то растерялась от неожиданности, тем более вид у собачек был настолько плачевным, что я просто потеряла дар речи. Подруги, что-то тараторили о том, что у второго что-то связанно с травмой и как-то быстро, с довольным видом и облегченно вздохнув, исчезли.
А я все никак не могла прийти в себя. Собаки оказались не маленькими щенками, им было месяцев по пять и, не смотря на все свои проблемы со здоровьем, необыкновенно энергичными. И кроме всего прочего – их было двое! В одно мгновение, они заполнили собой все пространство. Сметая все на своем пути, восторженно прыгая на всех, пытаясь лизнуть, куснуть, пожевать, обнять всех сразу и одновременно. Через пять минут было видно, что по кабинету пронесся ураган, а «умирающие» создания все не могли угомониться. Еще бы! За свою жизнь они впервые ступили на пол, выпущенные из клетки.
Винни пух, действительно хрипел, задыхался и временами вываливал посиневший язык. Похож он был не на толстого неуклюжего мишку, как полагала его кличка, а на вертлявого, тощего головастика. Он состоял из огромной головы, покрытой складочками, с широко расставленными выпученными глазами и открывающейся бездонной пастью, в которой исчезало все, что попадалось на пути, не зависимо от съедобности предмета, и маленького тощего тельца с прогнутой спиной и выпирающими на ней позвонками. Лапы широко и неуклюже расставлены в стороны, чтобы легче было дышать, но при этом он умудрялся все время двигаться в основном с единственной целью, найти что-нибудь съедобное. В общем, это существо было больше похоже на тощую суетливую жабу, а не на собаку.
Но со вторым щенком дела обстояли еще хуже. У Багги морда была необыкновенно обаятельной, ее даже не портила слегка выступающая вперед нижняя челюсть и выглядывающие из-под брилей зубы. Наоборот, это придавало ему озорной и веселый вид. Он и был таким. Жизнерадостность и любовь ко всем просто вырывались из него как из вулкана, а своим огромным мокрым языком он беспрерывно облизывал и от души слюнявил всех, кто попадался, восторженно подскакивая на разъезжающихся лапах и … разбрызгивая мочу. Задние конечности подгибались, заплетались, и он временами присаживался на них, как на пуфик. Под хвостом зияла кровоточащая рана, и из него постоянно вытекал жидкий кал. Это создавало вокруг не слабый зловонный аромат. Из-за этого никто не хотел разделить с ним восторженное общение с поцелуями. А ему так хотелось! Столько счастья – вырваться на свободу из тесной клетки. Ноги не привыкли к движению, не слушаются, предательски подгибаются, путаются, но хочется бежать, прыгать и облизывать долгожданных освободителей. И он бегает, и не понимает, почему от него шарахаются, ведь он в свою страшную с виду пасть так бережно берет эти руки, как будто хочет их дружелюбно пожать. Заглядывает в глаза и кричит всем своим видом: « Я Вам так рад! Я Вас так люблю!».
Жаль, что подобный восторг не испытывали окружающие. Спустя короткое время стойкие ароматы, несмотря на все принятые меры, уверенно заполнили все помещение. Естественно это никого не радовало. Через неделю отчаянных усилий побороть проблему, отношения с сотрудниками были все-таки окончательно испорчены. Терпение, даже у таких стойких любителей экзотики не могло долго выдержать испытание запахами, бытовыми неудобствами и энергичным натиском любвеобильных «англичан». Упреки, недовольство и откровенное страдание на лицах нечеловеческих жертв во имя «неизвестно чего». Ситуация накалилась до предела и не могла не взорваться громким скандалом.
А между тем, сами виновники споров и сражений, чувствовали себя превосходно.

Винни, после проведенных ветеринарных мероприятий активно ел и понемногу набирал вес. Дышал достаточно ровно, временами похрипывая. Багги с каждым днем все увереннее стоял на ногах. Выяснилось, что у него уже сросшийся перелом позвоночника и вывих тазобедренного сустава. Но пока ему удалили аденомы на глазах, позвонок на хвосте, который упирался в анальное отверстие. Вывих образовал ложный сустав, и щенок остается на восстанавливающей терапии. С каждым днем он носится все увереннее. Оба щенка с переменным успехом налаживают работу кишечника, а аппетит, не смотря, на все их проблемы просто замечательный. Так как они получают профессиональные лечебные корма, их состояние улучшается прямо на глазах. Вид у них несколько экстравагантный: Винни щеголяет в жилетке с воротником и нарядном свитере, бережем легкие, а Багги в памперсах и штанишках, по понятным причинам.
Вскоре я нашла выход и поселила «сладкую парочку» в комнате своего недостроенного дома. Там еще никто из животных не живет, но обитают строители. Теперь у них настали времена испытаний. Все бы ничего, но «шустрые ребятки», набирая силы, с каждым днем все быстрее преодолевают любые преграды, ограничивающие выделенную им территорию, и устраивают набеги, съедая все съедобное и не съедобное и щедро пачкая все вокруг.
Особенную радость им доставляет, наевшись чего-то недозволенного, и вдоволь нарезвившись, залезть в коробку с инструментами и заснуть, удовлетворенно похрапывая. При этом, сколько коробок обнаружат, в стольких и побывают. А учитывая проблему Багги и за ночь потерянный памперс … утром у строителей сказка: «чем дальше, тем страшнее». А у меня песня: «встань пораньше, уберешь — побольше».
Но, не смотря, на все сложности, запахи, усталость получаешь необыкновенные позитивные эмоции, когда видишь братьев, вылетающих, как двое из сундучка, со счастливыми и все время улыбающимися мордами и несущихся вперед, сметая все на своем пути, с бесконечным оптимизмом.
Винни важный и сосредоточенный, бегает вразвалочку, тщательно обыскивая территорию, запихивая в рот все, что попадётся, и удирая, чтоб не отобрали. Из-за раскосых глаз он плохо видит и долго настраивает взгляд, еще больше собирая складки на лбу и, вдруг, опознав, подпрыгивает на месте всеми четырьмя лапами, с каким-то не собачим кряканьем, и несется на встречу. Но все-таки, он классический английский денди. Спокойный, серьезный, элегантный, сдержанный, все время в костюме. Всегда знает, куда идет, чего хочет. Чинно нагулявшись, первый направляется в дом, пора в тепло и на кресло. Все должно быть по расписанию: еда – прогулка – диван. Он никогда не теряет самообладания, даже когда его занесло в загон с лошадьми, и он устроил настоящий переполох. Лошади ржут, сердито раздувая ноздрями, бьют копытами, мечутся по загону, а между ними, абсолютно невозмутимо, катится Винни, сосредоточенно кряхтит и, задрав свою короткую морду с любопытством рассматривает «прыгающий окорочок». Так и кажется, что «джентльмен» опирается на тросточку и идет не спеша, вразвалочку, гордо неся на голове свой цилиндр и не обращая ни малейшего внимания на шум и суету вокруг.
Багги – жизнелюб, не стоит на месте никогда. Ему все интересно. Кто сказал, что английские бульдоги боятся высоты? Он возьмет любую смело и уверенно, подтягиваясь и вкарабкиваясь даже по вертикальной лестнице. Увидев человека, несется на встречу и радостно врезается со всей силы, не устояли – «ура», можно подпрыгнуть и лизнуть в лицо, обнять лапами и утопить в эмоциях. Глаза горят, ноги скачут, душа рвется, а сердце любит весь мир вокруг, так сильно и безмерно, как будто знает, что всего этого в его жизни могло бы не быть!

Опубликовано 13 Мар 2011 в 14:22. Перейти в Архив статей

Метки: , ,

Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.